Просто идти вперёд | здоровье красота молодость

Просто идти вперёд

Татьяне Гавриловой — двойному бриллиантовому директору ННПЦТО, тренеру глубинной психологии, красавице, успешной бизнес-леди, уважаемому наставнику посвящается

Получишь то, что и задумал ты :
просто  идти вперёдБогатство, бедность, смерть или спасенье
У оптимиста сбудутся мечты
У пессимиста — опасенья.

Валерий Варава

… Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.

Борис Пастернак

                    Пять часов утра.…Снова не спится. И так всегда: ровно в пять утра глаза открываются   — и делай, что хошь! Хочешь — терпеливо жди следующей серии снов, хочешь — просто валяйся, а хочешь делай подъём или вообще что-нибудь сделай! Но сначала прислушаться к себе: нигде ничего не болит, все системы организма работают нормально…Да! Слава Богу, все в порядке, живу и жива. Ну — или наоборот.

Эта привычка проверять себя на живость и живучесть появилась у меня более, чем десять лет назад, когда судьба заставила меня осознать ценность Жизни как бесценный подарок Творца. Мы не задумываемся в повседневной жизни о том, что мы живём. Нам кажется, что это навсегда — мы жили и будем жить. Это другие — болеют, умирают, страдают от боли… а я…да некогда мне думать об этом! У меня семья, ребёнка накормить, в школу отправить, баланс сделать договора проверить, всё должно быть наилучшим образом несмотря ни на что! Вперёд! Инженер — строитель, потеряв работу ещё в лихие девяностые, в связи с ликвидацией фирмы, я не растерялась — тут же окончила бухгалтерские курсы, сразу же получала должность главного бухгалтера и уверенными стопами направлялась к вершинам профессионального мастерства и материального благополучия. А что владелец фирмы любит повторять — «потерпите немного, скоро встанем на ноги, и вот тогда-а…» — так уж, наверное, немного-то и осталось, надо только поднапрячься, немного потерпеть, ещё одно подразделение подтянуть. Уволился зам по строительству и некому делать материальный отчёт? Не беда — сама и сделаю, заодно составлю смету, акт выполненных работ со справкой, чего там ещё? Я ж всё могу!…. Вот так оно и было. До тех пор, пока. Пока на сон и отдых стало выходить аж по 4-5 часов в сутки. Семья глухо молчала- мама типа деньги зарабатывает. Сын уроки стал делать с бабушкой и дедушкой, недовольства мужа — он тоже не отдыхал, — старалась не замечать. И вот однажды приснился мне страшный сон. Очень страшный, до сих пор стынет в жилах кровь, как только его вспомню. Это сейчас я понимаю, что это было началом обратного отсчета. Нас всегда предупреждают высшие силы о грядущих переменах, только мы по своей глупой самонадеянности не обращаем на них внимания. Или просто разучились это делать. Некогда ведь.
просто  идти вперёдА снилась мне ночь, и я в одиночестве брожу по какому-то странному базару, где на прилавках лежат куски мяса, а продавцов нет. Я с удивлением прохожу этот странный базар, и оказываюсь в поле. Светает, я пытаюсь найти хоть какую-то тропинку, И слышу странный гул позади себя. Оборачиваюсь — и вижу — на меня несётся стадо черных коров! Уже близко! Я бегу по полю, вот впереди лес, уже рассвело, я спасусь…и тут меня настигает первая корова, толкает своими страшными рогами и я падаю в яму, неожиданно разверзшуюся под ногами. Я лечу в темноту, меня охватывает ужас от этого нескончаемого полёта в никуда, и где же это дно, чтоб хоть какая-нибудь твердь под ногами…Проснулась от телефонного звонка. Звонил отец — матери плохо. Откуда мне было знать тогда, что это звонил кошмар, уверенно, как ураган, надвигающийся на мою жизнь?

С мамой случился инсульт. Мы с братом и сестрой вытащили из лечащего врача слова надежды и ободрения. «Но только вот что, — сказал он — возможен второй приступ на нечетный день. Надо будет не отходить от больной ни днём, ни ночью, чтобы оставалась возможность вовремя оказать медицинскую помощь.»

Мама была очень плоха. Внезапность произошедшего и страх потерять её затмил все мои проблемы. В первый раз в жизни я отстояла молебен в церкви, стала молиться и утром, и вечером, а затем почти ежеминутно, про себя. Хотелось постоянно стоять на коленях и бить лбом пол, только чтобы, пусть ненадолго, разжался ледяной кулак страха, сжимающий сердце.

Сутки были поделены на четыре части. Каждые шесть часов с мамой находился кто-нибудь из родных. «Прорвёмся — думала я — обязательно прорвёмся!» Бывало — мне приходилось дежурить ночью — и я брала свою бухгалтерию с собой. Утром из больницы — сразу на работу. Уже не помню — удавалось ли тогда поспать хоть немного. Но чётко помню постоянную усталость, разбитость и головную боль. « Ничего, — думала я — это все ничего. Мама поправится — и я обязательно займусь собой. Когда дойдет ход…Господи — пусть мама выживет!»

Мама выжила. Как и предупреждал лечащий врач, повторный удар случился на девятые сутки. К счастью, это пришлось на конец рабочего дня, и врач еще не успел уйти. Он успел только дойти до двери, но крик — это брат завопил на всю больницу — заставил его тотчас вернуться. Этот вопль там до сих пор помнят. Маму вытащили во второй раз. Это было в нашей районной больнице второй раз за всю практику лечения инсультов. Мама не только выжила — она восстановилась настолько, насколько это было возможно в том конкретном случае. Врач сказал, что мы силой вырвали маму у смерти.

А я думаю — сила нашего отчаяния была так велика, что мы просто достучались до небес. Ибо сказано в евангелии: «Стучите — и вам откроется. Просите — и дано вам будет»

К сожалению — это не конец истории. Это начало. В тот момент — как это ни странно — я ещё не окончательно осознала, что жизнь даётся не только для того, чтобы идти от победы к победе. Надо просто идти вперёд — наверное, в этом её смысл. Конечно — победа, успех — это наивысшая ценность, катарсис, и тем она ценнее, чем большую цену ты за неё заплатишь. Ну, или готов заплатить. А что может быть ценнее жизни?

Мама жива — слава Богу! И — снова бумаги, нехватка времени, снова жизнь отложена ради безумной гонки, ради — как я уже стала понимать — чужого успеха, чужой победы, чужой жизни. А шеф как будто решил проверить меня на прочность — всё грузил и грузил, все новые поручения, новые обязанности…за ту же зарплату, надо сказать — довольно скромную для того объёма работ, который умудрялась выполнять. Я стала роптать и грозить уходом, и стала ловить себя на таких мыслях: «И это жизнь? Я ради этого ярма родилась на свет, чтобы так и погибнуть в куче ненавистных бумаг? А как же ребёнок, ему скоро 13 лет, а мне проблематично с ним не то, что на море — в цирк некогда выбраться? А дальние страны и путешествия? А моя мечта — выучить итальянский? А платье связать из «Vog» , а танго станцевать с ….. Мне такая жизнь нужна? Да к черту её вместе с гнусным шефом — угнетателем! Да подавиться ему своими прибылями!»

Я сменила работу — благо подвернулась не работа, а мечта всей моей жизни. Две недели я работаю в качестве начальника производственного отдела строительной организации, я счастлива, душа поёт, дело спорится, начальство не нарадуется на такого ценного работника… только вот самочувствие ухудшается не по дням, а по часам. Усталость не проходит, добавилась какая-то странная дурнота…

Пять часов утра. Не спится, потому, что болит. Болит везде, и плохо, дурно… Господи, что это за жизнь! Господи, так больше нельзя, Господи…Я не хочу так жить, да это и не жизнь вовсе! Я не хочу жить, я не хочу жить так! Решено — я иду в поликлинику сегодня же, через два часа! Господи — помоги подняться и дойти!!

От постоянной дурноты тревожили страшные предчувствия. « Доктор, скажите прямо — у меня рак?» — «Милая — да кто ж вам так вот сразу это скажет? Сначала обследование — вот направление в стационар, и не дрожите вы так! Уверен — все окажется совсем не так плохо, как вы тут меня пугаете!»

Из районной больницы меня переправили в областную. Обследование показало опухоль, и надо было удалять почку. Срок был вчера. Сказать, что было страшно — значит, ничего не сказать. От постоянного ужаса я все время плакала. Точного диагноза мне не говорили, а медсёстры шептались между собой — «тяжёлая!». И ещё настораживала странная, незнакомая досель предупредительность младшего медперсонала и соседей по палате. Неужели это конец? О, Бог — за что? Кого обидела, где ошибалась? Не напивалась, не курю, не передаю! Только работаю! Ботаю и ботаю! Старалась жить по совести, по правде, в труде — Господи, за что? Как исправить весь этот ужас? На кого оставлю своих любимых — сына, мужа, маму, отца, брата с сестрой?
Времени для размышлений было достаточно. Первый раз в моей оставшейся жизни у меня появилось время для себя самой. Настал момент, когда я сама себе надоела со своими соплями. Я ли это? Где мой неиссякаемый оптимизм и вера в себя? Где мои умные книжки? Помню — в одной из них было написано, что есть один проверенный способ решения проблем. Для этого проблему мы рассматриваем, как задачу. А любая задача имеет свое решение… Или — возможно, это проверка, меня просто проверяют на прочность! Может, Господь, услышав от том, что жизнь мне не мила, решил её забрать и подарить тому, кто в ней нуждается ? В конце концов — как я обращалась сама с собой, на что я тратила величайший Божий Дар? Неужели Господь радовался, видя, как я самым бездарным образом уничтожаю себя, не обращая внимания на дорогих мне людей?

Итак — передо мной очередная задача — остаться в живых. Сына я не могу доверить никому, значит, я обязана выжить! просто  идти вперёдКаково ему сейчас, привыкшему с первых дней жизни к тому, что мама всегда рядом, даже вечно занятая? Всё, с этого момента я начинаю новую жизнь и да поможет мне Господь! Где-то я читала, что рак — это болезнь непрощённых обид. Значит — всех простить и никогда ни на кого не обижаться! Перво-наперво я прощу своего жадного шефа с прошлой работы, который за день до операции приволок мне на исполнение очередные отчеты — не получилось у него найти главбуха. От бумаг хватило ума отказаться, впервые в жизни я сказала «нет» работе! Во-вторых я вспомню и попрошу прощенья у всех, кто доступен. В-третьих — пообещаю Господу и всем его святым хорошо, правильно в себе относиться, и жить правильно, если останусь в живых. И ещё — чтобы не случилось — помнить: пессимист умирает дважды! Не буду больше портить атмосферу вокруг меня безысходностью и унынием. Господи, я хочу жить и обещаю тебе жить правильно и ценить твой дар! И да будет на все воля твоя!

На прикроватнопросто  идти вперёдй тумбочке появились правильные книги — «как бороться со стрессом» — доктор похвалил меня за неё и поставил в пример для других больных в палате, а так же Монтень,  Паоло Коэльо, какие-то труды психоаналитиков….. но самая главная Книга — Евангелие. Подруга принесла мне её в удобном формате, и я не расставалась с ней, она лежала рядом с подушкой, чтобы в минуту страха или сомнения — даже лежа — я могла положить на неё руку. Молитвенник, житие блаженной Матроны Московской…. Все читалось, обдумывалось, осмысливалось и переосмысливалось…В процессе переплавки моих жизненных ценностей рождалось моя новая суть, моё новое «Я». Неожиданно, откуда-то сверху на меня упала уверенность, что всё будет хорошо. Это была не установка, а именно спокойная уверенность. Как будто зажглась путеводная звезда, которая наконец-то указала мне верный путь. Он, этот путь, не обещал быть лёгким, он, в принципе, мог быть любым. Важно то, что теперь я твёрдо знала, что могу его пройти!

Четыре года спустя лечащий врач скажет, что надежда на то, что я выживу, была очень слабой. Бывали случаи, что на такой стадии заболевания люди выживали и продолжали полноценно жить дальше, но их очень мало! Ещё он говорил, что ему было больно видеть, как после сложнейшей и тяжелейшей операции, когда удалили все, что можно и нельзя, когда многие больные просто впадали в ступор и тупо лежали на своих койках, тоскливо глядя в потолок, я скрупулёзно и точно выполняла все указания врача, не забывая про ежедневные молитвы — утренние, вечерние и в течение дня. Самым трудным испытанием были ежедневные прогулки, потому что от слабости постоянно хотелось лежать и спать. Начала с 10 минут — до и после обеда, ежедневно прибавляла по 5 минут. А после выписки — это было 5 мая, все вокруг цвело и пело — когда я ещё толком на ногах не держалась, мне было назначено облучение, и на него нужно было ездить из дома. Мне сложно было себе это представить — муж мог возить только по выходным, а так ежедневно час на электричке, затем ещё минут сорок на маршрутке, затем пройти ещё минут двадцать, сама процедура и обратный путь… Особенно плох был обратный путь — когда к усталости добавлялись слабость и тошнота. Но мне отец где-то достал красивую трость (посошок, как он сказал) и с ней я проездила недели две, затем стала учиться обходиться без неё. Трудно поверить — но я, несмотря на всю свою немощь, наслаждалась каждой минутой той, ещё не совсем полноценной жизни. Главное — я живу! И у меня теперь все будет хорошо! Это будет моя жизнь, и я никому не позволю её портить!

Прошло уже 7 лет с тех пор, как с меня сняли инвалидность и 12 лет, как всё это было. Я жива, мама тоже. Доктор — замечательный хирург и человек — стал очень верующим, что не удивительно : такая добрая и чуткая душа, полная сострадания к людям — не могла долго оставаться без связи с Творцом. И чем дальше от меня то непростое время, тем яснее я понимаю: это были одни из самых счастливых дней моей жизни, ведь каждый их них был моим Днём Рождения. Это ощущение жизни останется со мной навсегда. Я держу обещание, данное себе в годину тяжёлых испытаний — я живу и мыслю правильно настолько, насколько в состоянии это делать. Я никому не позволяю больше делать кошмар из своей жизни. Я радуюсь каждому прожитому дню и стараюсь каждый час прожить плодотворно. Нет, жизнь не превратилась « в райский сад, где все танцуют и поют». Как и прежде трудностей у меня достаточно. Только к ним я теперь отношусь по-другому. Ведь каждая проблема — это ступень к успеху, надо лишь найти силы подняться на следующую. Просто идти вперёд

Друзья! Чтоб чаще веселиться,
Чтобы не знать печальных дней,
Чтоб наши все тупые лица
Лоснились гуще и жирней

Чтоб мы могли коситься гневно
На тех, кто празднику не рад,
Давайте будем ежедневно
Себе устраивать парад!

Среди трагических событий,
Среди обмана и стыда
Сегодня праздника в дефиците
Но не печальтесь, господа!

Устроим праздники из буден,
Как кто-то некогда сказал-
И есть, и пить мы честно будем
(затем употреблять фестал)

Пусть длится вечно жизни бал!

Я

просто  идти вперёд

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий